"Слышал, слышал... Наградит же Господь
талантом для нашего искушения... "

/И.С.Шмелев/

Объяснительная
Новости
Досье
Музыка
Пресса
Фотоальбом
Хроники
форум
Клуб
Опросы-Голосования
Полезные ссылки
Архивы

 

 

Тепло его сердца способно отогреть ледовый дворец

 

Cолнце как-то раз в году.
Мира своего я больше не найду.
Нежными лучами солнце позвало
И тепло из сердца солнце унесло.

Зашуршали листья, падая без сил…
Прошлой жизни части ветер уносил.
Яркие ладошки танцевали вальс,
Осень, умирая, думала о Вас.

      Вот и минуло заветное воскресенье - 26 ноября. День, когда в нашем городе Саратове с концертом побывал Николай Басков. То ли время так быстро бежит, то ли хорошего всегда кажется мало, только осталось ощущение, что концерт длился всего лишь миг, мгновение, ну просто непростительно мало. Итак, более подробно об этом событии. Чтобы представить размеры зала, его особенности, атмосферу, думаю, следует упомянуть, что концерт проходил в ледовом дворце "Кристалл" г.Саратова. Важная деталь - в зале было довольно холодно. Публика была одета соответственно, что и послужило поводом для реплики Николая во время концерта: "В зале холодно, но с другой стороны для женщин это хороший повод продемонстрировать свои красивые шубы".
      Еще немного предыстории. Зал был заполнен не целиком, пустовала часть удаленных от цены секторов и мест. Цены билетов для провинции были высоки, но здесь собрались преданные почитатели его таланта, в основном, конечно, прекрасная половина. Помимо вышеупомянутых секторов, характерных для стадиона, на льду, прямо напротив сцены был сооружен партер, где цена билетов зашкаливала 1500 рублей, и соответственно восседал весь "бомонд" города, вернее его прекрасная половина. Истеричных поклонниц мне наблюдать не довелось.
      Предварительно в фойе приобретя компакт-диск и видеокассету с записью концерта "Посвящение", я уютно устроилась на своем месте в ближайшем от сцены секторе. И только после того, как мне пришлось раз пять исполнить "на бис" роль "Ваньки-встаньки", осознала всю прелесть крайнего в ряду места. В завершение всего этого - два места, прилегающих к моему заняла семейная пара крупных габаритов, отчего мне стало ну очень уютно, просто, даже тесно.
      Начало концерта затягивалось, все с надеждой смотрели на распахнутую дверь, откуда должен был появиться герой вечера. Я чувствовала, что тепло с неистовой силой покидает меня. И вот дали свет на сцену, публика оживилась, зааплодировала, требуя на сцену героя. Из распахнутой двери появилась вереница людей. Они заняли свои места - музыканты и хор - поняла публика. Но где же он?
      Терпение публики было вознаграждено. В распахнутых дверях возник знакомый силуэт и, преодолев ряд ступенек с легкостью ласточки, впорхнул на сцену, в свет прожекторов. Как всегда, элегантен и мил. Весь в черном, похожий на домашнего обласканного и ухоженного кота с такой же мягкой кошачьей улыбкой.
      Николай, поприветствовав публику, отметил, что в зале холодно и пообещал нас согреть. "У меня-то здесь тепло, мне сцену лампами нагрели" - утешил обеспокоенную за него публику. После чего запел "Памяти Карузо". Замерзающая публика смотрела внемлющими глазами и, затаив дыхание, слушала.
      Далее он перенес нас в теплые страны зажигательной "Гранадой", призывая согреваться танцем. Публика предпочла мысленно перенестись в теплые страны, а он последовал своему совету и с помощью балетной группы сопровождал "Гранаду" ритмичным танцем, предварительно избавившись от пиджака, чтобы не мешал.
      После первой или второй композиции раздался мужской голос из середины зала: "Берегите голос!". Николай, не расслышав: "Что, что?" - подошел к самому краю сцены. Из зала повторили: "Берегите голос!". На лице Николая заиграла озорная улыбка: "Тогда концерт окончен". Зал засмеялся. Не буду далее заострять внимание на последовательности композиций в его концерте, т.к. в памяти моей ее не сохранилось. Слишком много было разнообразных ярких впечатлений, которые и смешали в моей памяти всю последовательность, а быть уличенной во лжи или просто вводить в заблуждение не хочется.
      Еще позволю себе одно отступление от темы, не судите меня слишком строго. Немного психологии. Память наша воспринимает все окружающее по трем основным каналам: зрительному (визуальному), слуховому (аудио), осязательному (кинестетическому, посредством ощущений). Я - ярко выраженный визуал, т.е. остальными каналами памяти пользуюсь значительно реже. Ну и соответственно слушала я, что Николай поет только когда отдыхали глаза, а все остальное время я смотрела, как он поет.
      Время от времени он прикладывал руку к уху и поправлял аппаратуру. Как оказалось, звукорежиссер ему дал в наушники слишком громкий звук, на что он тут же посетовал публике. Дальше все шло как по маслу. "О Натали" в память о Е.Мартынове. С разрешения публики удалился переодеть пиджак, поменял его на белый. И зазвучала долгожданная "Снегурочка". Тема, кстати, была очень актуальной, т.к. снегурочек был полный зал. Николай, как всегда улыбался и шутил. После каждой исполненной композиции ему дарили цветы, по одному - два букета. В основном девушки из партера, каждая непременно говорила что-то ему. Скорее всего, это были теплые пожелания. Как Николай потом сказал - до сих пор поздравляют с днем рождения. Он благодарил и пожимал их замерзшие руки. По этому поводу и была очередная шутка, что девушки из зала подходят к нему погреть руки.
      Бесподобно, как откровение, звучала в его исполнении "История любви". Чувства пронизывали насквозь. В сердце рождалось то страдание, то ностальгия, то страх при одной мысли увидеть его страдающие глаза, из которых струился отраженный свет. Мелодии лились одна за другой: Для тебя, Два крыла, Мгновение …
      Он неоднократно удалялся со сцены, чтобы переодеться, предоставляя заполнять паузы балетной группе, если не изменяет память, "Возрождение", студентам из консерватории, дирижеру с музыкантами и своей партнерше - Ларисе Рудаковой.
      Потрясающе был исполнен "Призрак оперы" дуэтом с ней. Состоявшийся оперный голос Ларисы Рудаковой, изобиловал насыщенными низкими тонами и мелодикой, на что публика тоже не могла не отреагировать, искупав их в овациях.
      В завершение всего концертно-театрального действа Николай Басков был облачен во все белое и в порыве души, сбросив с себя пиджак (погорячился - подумала я), предпринял вылазку в партер. Все действо было очень хорошо видно, особенно когда Николай покинул сцену и, пройдя через сектор, где я заняла уютное местечко, последовал в партер. Я с любопытством наблюдала за происходящим буквально перед моими глазами. Прогулка по партеру дала ему здравое осознание температуры в зале. И завершающее концерт "хождение в народ", а в завершение концерта он обошел весь стадион, было совершено уже в накинутой сверху шубе. Так что возможность у желающих подарить цветы или пожать ему руки была. Концерт завершился. Исчез он также неожиданно, как и появился, оставив публику наедине с впечатлениями о себе.
      Где-то в прессе я прочла, что перед приездом в какой-либо город Николай интересуется характером его публики, манерой выражения своих эмоций. Наводил ли он подобные справки о саратовской публике, не знаю. Однако знаю, что наша публика, особо театральная, требовательна, строга, сдержанна в эмоциях. Несмотря ни на что, атмосфера на концерте сложилась доверительно-теплая, и эмоций было достаточно, которые мы старались выразить искренне, но не навязчиво. Конечно, все познается в сравнении.
      По уверению Николая саратовская публика ему пришлась по душе, и он обещал вернуться, когда потеплеет. Несмотря на температуру в зале, нам было тепло с ним. И с таким же теплом мы готовы встретить его снова.

Mariam

 

 

вернуться к содержанию "Хроник"

      webmaster@www.eliton-rus.ru