"Слышал, слышал... Наградит же Господь
талантом для нашего искушения... "

/И.С.Шмелев/

Объяснительная
Новости
Досье
Музыка
Пресса
Фотоальбом
Хроники
форум
Клуб
Опросы-Голосования
Полезные ссылки
Архивы

 

 

Николай Басков:
"Я ПО-НАСТОЯЩЕМУ МОГУ СОСТОЯТЬСЯ ЛИШЬ ЛЕТ ЧЕРЕЗ ДЕСЯТЬ"

      Попасть на концерт "золотого голоса" России Николая Баскова, который проходил в Театре музыкальной комедии им. М. Водяного, было непросто. Билеты на концерт модного певца были раскуплены быстро, несмотря на их дороговизну. Сам Басков объясняет это тем, что урок вокала у хорошего маэстро стоит 500 долларов в час.
      Популярный исполнитель полюбился публике ещё и за то, что ему удалось органично соединить два направления музыки, на первый взгляд несоединимые: классическое и эстрадное. Хотя последнее - не высокое искусство, а желание развлечь публику.
      Программу "Посвящение", с которой Н. Басков приехал в Одессу, вёл диктор ОРТ Владимир Берёзин. Певцу помогали артисты из коллектива Одесского Государственного филармонического оркестра, хор Одесской консерватории им.A.В. Неждановой, Российский национальный балет "Возрождение" и вокальное трио "Маэстро". Отдельные номера Николай исполнил с солисткой Большого театра заслуженной артисткой России Ларисой Рудаковой.

      - Николай, репертуар Вашей программы "Посвящение" несколько удивляет своим необычным подбором. В одном концерте собраны классические и эстрадные произведения.

      - Программа получилась вроде супермаркета. Примером для меня всегда были музыканты, совмещающие высокое искусство с массовым, скажем, Сара Брайтман, Ванесса Мэй. И я подумал, что ещё успею стать толстым тенором. И решил рискнуть - сделать программу, в которой были бы представлены все жанры. Как пишут газеты, на рубеже веков я оказался первым, кто заполнил нишу в сочетании классической и эстрадной музыки. Публика, пришедшая на мой концерт, имеет возможность в первом отделении услышать классические произведения, а во втором - эстрадные. Этот симбиоз, сочетание двух музыкальных направлений использует артист, которого на Западе принято называть "мьюзик-артистом". Некоторые композиторы пишут рок-оперы для оперных певцов, которые должны уметь переходить от оперного пения к эстрадному. У нас до меня никто этим не занимался. Все почему-то считали, что этот жанр узконаправленный. Думаю, что использование двух пластов нашей музыки - классической и популярной - даст необыкновенный по эффективности результат. Мне кажется, что сейчас возникнет много последователей. Я отстаиваю свои позиции. А моим последователям придётся тяжело, потому что устояться на сочетании этих направлений музыки непросто.
      Если оперные критики, которые вначале критически реагировали на такое сочетание, то после моего концерта склоняются к мысли, что такой вариант возможен. Ведь на концерте это соединение производит совершенно иное впечатление. Разноплановые направления в музыке помогают зрителям избежать усталости, получить удовольствие. А для артиста это очень важно. Мне очень жаль, что я не смог привести в Одессу огромные великолепные декорации и коллектив, который со мной работает. Моё выступление - это яркое, феерическое шоу.

      - Как получилось, что Вы получили признание так быстро и успешно? Чему Вы обязаны своим успехом?

      - Я объясняю это тем, что несу свои чувства, которые выражаю с помощью песен. Мои открытые эмоции, даже недостатки и проколы - всё есть, как у любого человека. И это зрители видят. Я очень благодарен им за то, что они меня любят. Ведь признание - это счастье, которое мне подарено Богом. Также как президенты многих стран мира борются за своих избирателей, так и артист должен бороться за право быть избранным своими почитателями и коллегами. То, что зал встаёт в конце моего выступления и аплодирует стоя - это показатель моего успеха.

      - Николай, не так давно в Санкт-Петербурге прошёл Ваш совместный концерт с Монтсеррат Кабалье. Как складываются ваши отношения?

      - Наше сотрудничество не прекратилось, а лишь отложилось на определённый срок, поскольку у меня есть обязательства, которые были заключены с другими концертными российскими и западными организациями. Я думаю, что наш совместный концерт состоится в 2001 году в Большом театре. Наши отношения складываются прекрасно.

      - Как Вы подбираете свой репертуар?

      - Раньше мы просто не знали, в каком направлении работать. И когда композиторы предлагали разные песни, нам казалось, что и это хорошее, и то. Но теперь репертуар подбирается иначе. В зависимости от того, лежит моя душа к произведению или нет, как в нём звучит мой голос. Ещё ориентируюсь на требования зрителей, их реакцию, эмоции. Понял, что подбирать репертуар нужно сердцем. Если тебе приятно исполнять эту вещь, и ты чувствуешь, что зрителю она понравится, а не петь ту, что тебе навязывают, то она будет иметь успех. Сначала я, правда, не знал, в каком русле работать. Я, например, пою быструю песню "Карнавал", а затем сразу переключаюсь на Карузо. Эта смена - тяжёлый труд.
      Я был за границей на концертах многих великих людей - Хосе Каррераса, Плачидо Доминго, Лучано Паваротти. Каррерас, например, не шоу-мен, а Паваротти - шоу-мен, который умеет заставить публику аплодировать ему стоя. Он иногда на концертах позволяет себе пошутить, держит публику за панибрата. А есть артисты, которые держат дистанцию перед публикой. Они недосягаемы со сцены.

      - Сколько лет понадобилось Вам, чтобы стать популярным?

      - Полных семь. Восьмой год пошёл. Я занимаюсь исполнением классических произведений с шестнадцати лет. Партию Ленского в опере я впервые спел в девятнадцать лет в Гнесинской академии, а через год я дебютировал в Новосибирском оперном театре. В 22 был приглашён в Большой театр.

      - Вы считаете себя трудолюбивым человеком?

      - Когда я поступал в консерваторию, то мне предложили сначала поучиться в училище. Сказали, что я очень мал и у меня голос сильный, но необработанный. Он был фактурный, очень крупный, и потребовалось очень много труда, чтобы привести его в состояние красивого, летящего звука. Мне ещё сказали, что учёба в консерватории - это адский труд, и зачем мне это нужно. Но мой педагог заслуженная артистка России Лилиана Сергеевна Шехова сказала мне: "Если, Коля, ты будешь трудиться, то пройдёт время, и люди будут совершенно по-другому воспринимать твой голос". Это действительно адский труд. Иногда бросал, хлопал крышкой рояля, плакал. Но приходил домой, ставил кассеты с песнями своих любимых оперных певцов - Паваротти, Марио Ланца, Селин Дион - и опять шёл к роялю.
      То, о чём я мечтал, осуществилось. Как говорят в Америке, я - воплощение американской мечты. Мой труд и те люди, которые встречались на моём жизненном пути - учителя, продюсеры - помогли мне в достижении моей цели. Но у меня ещё много планов, которые хотелось бы реализовать. На самом деле нельзя задумывать их заранее.

      - Вы ещё не определились в выборе между классической и эстрадной музыкой?

      - Я ещё не знаю, уйду ли я в классику или на эстраду. Даже если я выберу оперное направление, то мне, как единственному артисту России, будет дано право снимать клипы на популярные песни. В течение года-двух я проеду по странам с концертом "Шедевры ушедшего века". А потом через некоторое время уйду со сцены - буду готовиться для оперного концерта. Хочу набрать 4-5 голосов, заключить с ними контракт и выступать в крупных оперных театрах. Потом закреплю признание по-настоящему и обращу внимание на себя как на профессионала в классической музыке. У меня непочатый край работы. Значит, что впереди у меня очень много интересных моментов и стремлюсь не расходовать сейчас себя полностью. Судьба настолько неизвестна. Я по-настоящему могу состояться лишь лет через десять. А сейчас мне улыбнулась удача.

      - Вы своими произведениями, которые исполняете, всегда довольны?

      - Нет, конечно. Я сегодня пою так, а завтра иначе. Каждый раз у меня по-разному звучит голос. Случается, что исполняю программу на "ура", а, бывает, выхожу на сцену и постепенно распеваюсь, привыкаю к залу, приспосабливаюсь к акустике. Иногда сокращаю программу. Это всё зависит от моего внутреннего состояния. У меня было четыре концерта в Кремле, где я собрал 24 тысячи зрителей. Последние концерты прошли на "ура".

      - Есть ли у Вас кумиры среди оперных певцов?

      - Да, конечно. Я не только восхищаюсь такими замечательными тенорами, как Марио Ланца, Джузеппе Диссефоно, Хосе Каррерас, Плачидо Доминго, Лучано Паваротти, но и нашими певцами - Владимиром Атлантовым, Юрием Гуляевым, Муслимом Магомаевым. Также я восхищаюсь своей партнёршей по сцене Ларисой Рудаковой. Многие не знают, что в "Метрополитен - опера" эту певицу встречает главный дирижёр, директор и подают ей 14-метровый "Линкольн". Надо восхищаться людьми, которые живут рядом, признавать труд тех, кто приносит радость. У нас чаще всего любят поискать побольше недостатков.

      - Некоторым людям внезапно свалившийся на них успех кружит голову. Вы избалованный человек?

      - Нет, я человек не избалованный. Мои амбиции ещё полностью не удовлетворены. Ни в коем случае нельзя расслабляться. Тот, кто расслабился, потерял себя для искусства. Я считаю, что мне удалось реализовать задуманное. То, что будет завтра, не знаю. Главное - здоровье.

      - Вы нередко в интервью говорите о своей колоссальной загруженности. Как при таком напряжённом ритме Вам удаётся уделять время спорту?

      - Я немного поправился на самом деле. Но, ничего, верну себе форму. Хочу записать медленную красивую песню и снять на неё клип, чтобы всё выглядело романтично. Для этого нужно позаниматься спортом. Если я пою в опере, то начинаю есть, когда перехожу на исполнение эстрадных песен, начинаю худеть. Самое главное, чтобы сохранить здоровье. Я по молодости, наверное, этого ещё в полной мере не понимаю.

      - Сейчас эстрадные исполнители, политики нередко держат при себе имиджмейкера. Кто Вам создаёт имидж на сцене?

      - Никто. Ничто так не испортит артиста, как чужой глаз. Любой человек видит по-разному и должен себя преподносить таким, каким он есть на самом деле. И самому выстраивать свой имидж. Например, костюмы для программы мне шьёт Валентин Юдашкин и другие кутюрье. Но они предлагают мне эскизы, а я выбираю сам. Я ощущаю свой стиль сам. Тот, кто нуждается в помощи, должен иметь человека, который может ему посоветовать. Я же могу очень много спорить и отстаивать свою позицию.

Роман Сергеев.
Фото Леонида Бендерского.
29 ноября 2000 г., Одесса

 

 

вернуться к содержанию "Хроник"

      webmaster@www.eliton-rus.ru