"Слышал, слышал... Наградит же Господь
талантом для нашего искушения... "

/И.С.Шмелев/

Объяснительная
Новости
Досье
Музыка
Пресса
Фотоальбом
Хроники
форум
Клуб
Опросы-Голосования
Полезные ссылки
Архивы

"Словно ясное солнышко пронесся над страной…"
(хроники из Новосибирска)

В нашей сибирской столице (а для Москвы глубокой провинции) жили мы себе спокойно, любили НБ на расстоянии (хотя и с не меньшей силой, чем в столицах). Но "коль нет цветов среди зимы, то и грустить о них не надо". Отдадим должное хроникам в желтом доме. Они позволяли через сердца авторов (низкий поклон Дракоше, Арго, Flor, Trive, Marwy, Mariam и всем-всем другим составителям хроник) прикоснуться к тем положительным эмоциям, которые испытывают люди на концертах НБ.
Началось все 1 февраля 2002 года, когда на своем официальном сайте в чат пришел так давно ожидаемый НБ. Огромное спасибо корреспонденту из Новосибирска (ник Винни), которая многократно повторяла вопрос о возможности и дате приезда НБ в Новосибирск. И НБ ответил - 18 апреля. Видимо, на тот момент договор о концерте в нашем городе был почти готов, уточнялись детали. И счастье стало так близко, так возможно: к нам едет НБ!!!
Опустим, как уточнялась дата концерта, как исключалась возможность (этого допустить было никак нельзя) остаться без билетов. Вот, наконец, все известно - концерт состоится 29 марта в театре оперы и балета. И билеты куплены (спасибо моему супругу; зная, как я беззаветно люблю НБ, билеты он купил в самой середине первого ряда, хотя отнести нас к весьма состоятельным в материальном отношении людям нельзя). Надо отметить неопределенность во всем, что касается концерта, до самого конца. Например, у нас в городе была объявлена программа "Посвящение" (сразу возникала надежда, что, если НБ едет к нам с первой своей программой, то приедет и еще со следующими), начало концерта в 18.30. На официальном сайте анонсировалась программа "Шедевры уходящего века", начало в 19.00. Самым тревожным было полное отсутствие рекламы. На одном из многих телевизионных каналов города всего два дня в бегущей строке было малюсенькое объявление о концерте, небольшого размера, очень скромные афиши с надписью на них фломастером места и времени концерта повисели в метро немногим дольше. И все! В результате до последнего момента одолевало беспокойство, что люди ничего о концерте не знают, что билеты останутся не раскупленными - и НБ не приедет. И даже, подойдя к оперному театру, мы не увидели ни одной (ни одной!!!) даже самой малюсенькой афишки, только объявление, что спектакля сегодня нет. Успокоение наступило моментально и началось предчувствие необыкновенного счастья только при звуках дивного, родного, любимого Колиного голоса: он распевался в зале за закрытыми толстенными дверями.
И вот мы в зале. Если сказать, что зал был полон, - это ничего не сказать. Во всех проходах, кроме центрального, были приставлены стулья, люди стояли вдоль всех стен, в несколько рядов сзади в партере, стояли в оркестровой яме (оркестр располагался на сцене). Несколько раз принимались хлопать, призывая НБ начинать концерт. А мне было на душе так хорошо, так уютно, и хотелось оттянуть момент начала: ведь сейчас все еще впереди, все еще только должно случиться…
Свет гаснет, занавес уходит в стороны, а сердце стучит так, что трудно унять дрожь, на сцене оркестр и хор нашего театра (дирижер президентского оркестра Игорь Карпов) и Николай в черном фраке. Он ужасно волнуется. Еще раз убеждаюсь, что есть все-таки правда в гороскопах. Николай - весы, а весы никогда ни в чем не уверены до конца, постоянно сомневаются. Имея постоянный успех на многих сценах и страны, и мира, он явно волнуется в провинциальном Новосибирске. Или новая, неизвестная публика, или то, что на этой сцене он дебютировал в оперной партии Ленского, или это его принадлежность к весам, но в первой песне "История любви" голос его чуть хрипловат (я пугаюсь, т.к. недавно читала хронику Дракоши с октябрьских концертов и помню про некоторую "осиплость голоса"), а сам НБ кажется сжатым в плотный комочек. И как же сильна Колина энергетика: когда уже дома мы с супругом записываем, что и в каком порядке НБ исполнял, мы долго спорим о второй и третьей песнях, все же последующие (когда НБ справился с волнением и понял, что его тут ждут, любят и горячо принимают) уже не вызывают разночтений. Я понимаю это однозначно - Колино волнение передалось всем, кто был в зале, и нам в том числе. НБ ведет концерт сам, да как ведет! Уж если человек талантлив, то талантлив во всем! Он начинает с рассказа о своем дебюте в нашем театре, потом говорит о своем кумире Марио Ланца и поет "Be My Love", потом "Mari". И вот минута, которую я ждала с особенным трепетом: Неморино! Из всего репертуара НБ эта его ария кажется мне наиболее удачной. За чистоту, глубину, ис-кренность (боже, как обыденны слова!) этой песни я готова простить ему абсолютно все. Или это чисто физическое совпадение длин волн Колиного голоса в этой арии и длин волн моего сердца? Раньше мне казалось, что тело мое рассыпается при этом на отдельные молекулы и они, невесомые, поднимаются вверх. Потом же я поняла, что это душа моя уносится из телесной оболочки вслед за Колиным голосом, чтобы соединиться с ним, раствориться в нем, очиститься в нем. Это было всегда: дома, на работе, в машине. Но тут в полете над огромным залом, внутри Колиного голоса, который достигал самых дальних закоулочков это этого зала, душа моя испытала такой восторг, что возвращаться назад в свое жилище не хотела вовсе. А Коля, как обычно при исполнении финала этой арии, снял микрофон, и голос его в своем естестве был так могуч и трогателен одновременно, что зал заревел от полноты чувств, зааплодировал так, что Коля больше уже не сомневался, что его тут обожают, принимают горячо и что все опять у него получится! Здесь сделаем небольшое отступление. Подойти к НБ было невозможно. Сцену от зала отделяет огромная оркестровая яма. С одной стороны есть небольшой проход на сцену, но он плотно заставлен различной аппаратурой и закрыт невысокой ширмочкой. Цветов в зале много, а вручить не понятно, как. Я тоже волнуюсь, так как хотелось подарить цветы именно после Неморино и сказать, что никто на земле из живших и живущих не поет эту арию лучше Коли. И все-таки маленькая девочка (лет 5-6) и ее отец перелазят через преграду и идут на сцену с цветами. Но они были первыми и последними, кто сумел это сделать. У барьерчика тут же образовалась служительница театра, а за занавесом невидимый, но неумолимый телохранитель. Теперь люди с цветами подходили к сцене, но вынуждены были возвращаться. НБ делал псевдо свирепое лицо (точно такое, какое появляется у него, когда Березин называет его золотым голосом России), глядя за занавес. За это время он спел нам "Гранаду", затем, переодевшись в темный костюм с красной рубашоночкой, "Верю, надеюсь", "Мгновения". Затем объявил, что нас ждет сюрприз в лице Карины Сербиной, что ровно три года назад они дебютировали на этой сцене, Коля в "Евгении Онегине", а Карина на следующий день в "Травиате". ". И вот теперь они, уже ставшие за эти три года известными и в стране, и за ее рубежами, будут петь для нас вместе. И они пели "Тайну", "Застольную" (Коля не удержался и поделился давней обидой, что три года назад им не дали спеть вместе в "Травиате" (ему всегда надо все, сразу, и побольше!!!) и что сейчас они это исправят) и, конечно, "Призрака". Что говорить, "Призрак" прекрасен и сам по себе, и в их исполнении, и любим публикой, и все знают, что петь его на бис положено по сценарию, и хлопают так, что ладошки уже ничего не чувствуют, и кричат: "Браво! Бис!", - до тех пор, пока, наконец, НБ не дает знак дирижеру на повторное исполнение, и уходит со сцены. Карина запела, а над залом повисло ожидание: основная масса зрителей знает, что при повторном исполнении НБ появится в зале. И вот он среди нас! А так как напряжение с вручением цветов уже достигло апогея, то тут уже стало не до страстей, которые Коля должен был изображать по ходу песни. Это был уже не страшный и ужасный призрак, который живет в подвалах оперного театра и убивает всех соперниц по сцене своей любимой певицы, а ее и заставляет, и умоляет петь для себя, а был живой и, наконец, доступный для публики Коля Басков. Народ бросился к нему с цветами из всех концов зала. А он летал по всем проходам, давая возможность любить себя и благодарить, продолжая петь при этом. Когда НБ, наконец, пришел к первому ряду, цветы уже с трудом умещались у него в руках, из этой охапки выглядывали лапы и хвосты всяческих игрушек… Как у меня оказались цветы - не знаю (то ли супруг мне их отдал, то ли сама забрала), я просто хотела вручить их Коле. Но, когда он оказался рядом, совершенно непроизвольно обняла его за шею и поцеловала. И не помню даже, пел ли он в это время или пела при этом Карина, может быть, я мешала ему. Ужас!!! Но НБ не противился такому несдержанному проявление эмоций. Он и сам уже был в ударе. Не успел он и нескольких шагов ступить от меня, как на шею ему кинулась с цветами девчушка лет 5-6, сбила ему микрофон. У него в одной руке кучи цветов, в другой - ребятенок. Но ничего, мы и без микрофона петь умеем. Девочку осторожненько поставил, поправил микрофон и пошел на сцену, подальше от дикой публики или, наоборот, на обозрение ей. Зал рукоплескал, кричал, все встали. Коля, Карина, дирижер долго кланялись - и вот все уже поняли, что последует и третье исполнение.: дирижер занял свое место, послышались первые аккорды, НБ снял микрофон … и (все-таки с чувством юмора у Нашего Вселюбимого все в порядке!) пропел: "А-а-а-а-нтракт…". Великолепно! Публика довольна, нисколько не в обиде, в вестибюле незнакомым людям хотелось общаться, общая радость сближала. С нашей кафедры на концерте было несколько человек, мы собрались вместе и делились друг с другом впечатлениями, хотя " как найти слова, такие теплые и нежные слова, чтоб рассказать нашу историю любви". И тут мы увидели пожилого человека, ветерана, вся грудь которого была в орденских планках, очень знакомого, фамилию и имя вспомнить не могу, но он точно работал раньше в нашем университете. Он плакал, ни от кого не скрывая своих слез. Мы подошли, и он рассказал, что очень любит Колю и его чудный голос, что дети сбросились и купили ему билет на концерт на последний ярус, и что теперь он, как в раю, и плачет он от счастья, которое рядом и так велико, что нет сил сдерживать слезы…
Во втором отделении НБ проблему с вручением цветов решил раз и навсегда, он просто из зала почти не уходил. Он спел нам русские народные песни: "Душечку" (всю целиком без микрофона!), "Дорогой длинною" (танцевал едва ли не лучше своего балета), "Очи черные" (выбрал молодую красивую женщину из зала и пел для нее, встав на колено: "Как люблю я Вас…". Она шепнула ему на ушко про ответную любовь, на что Коля, ох и шалун, через микрофон на весь зал во время проигрыша ответил ей: "Да? Тоже любите? Как мне это приятно!" Он танцевал с ней, подарил ей цветы, а потом оказалось, что они в одной школе в Новосибирске учились), "Калинку" (пел и танцевал со старыми и малыми в зале, закончил ее на сцене и опять без микрофона). Между песнями говорил, что никогда столько времени не проводит в зале (для его телохранителей вечерок выдался тот еще, они в зале следовали за ним по пятам), но новосибирцы ему как родные, т.к. здесь он прожил свои три самых ярких (преувеличил, конечно; перевод из Германии да в Сибирь должен был восприниматься как ссылка; хотя это наверное было так для родителей, а Коленька был тогда так юн (5-7 класс), что все в его глазах было прекрасным) года. Говорил, что именно в этот театр его за руку привела мама и что и сегодня мама приехала с ним, что она среди нас. Начал искать маму, но она встала только после неоднократных его просьб. Зато много женщин в зале, поднялись, желая увидеть маму своего кумира и поблагодарить ее аплодисментами за воспитания для нас такого достойного сына, а Коля говорил: "Как много встало прекрасных женщин, но где же ты, моя мама?" А потом объявил нам, что идет переодеваться для самой темпераментной части своей программы, представил нам очень тепло своих вокалистов ("Мы с ребятами вместе учились, они профессиональные певцы, мне часто хочется сидеть в зале и слушать их прекрасные голоса") и оставил их петь для нас. Потом появился в светлом костюмчике, почти сразу же сбросил пиджак на бортик оркестровой ямы, и начался сумасшедший праздник: "Besamo Mucho" (конец тянул еще несколько минут после того, как смолк оркестр), "Поппури" и "Карнавал" (в конце начались импровизации в джазовом стиле аля "Два рояля" с Пенкиным) и "Шарманка" (в этой песне НБ, по своему обыкновению, вольно менял слова, поведав всем, что в Новосибирском оперном театре шарманка - не чужестранка).
НБ завелся сам и завел весь зал. Народ пел вместе с ним, танцевали все: кто у своих кресел, кто в проходе. Коля забирался на сцену, пил чай и снова прыгал в зал. Да, именно прыгал с бортика и на бортик оркестровой ямы, пробегал по узенькой кромочке ее, сердце замирало, как бы не сорвался, но он был уже на таком подъеме, что не замечал таких мелочей. Вот уж опять я тут вспомнила о верности гороскопов. Коля - еще и дракон, а дракон любит блистать. Как он блистал, как искрился (вот в чем секрет его светлой и теплой энергетики) всеми своими чешуйками в ответ на такой чудный прием сибиряков. Мы любили его, а он в ответ любил нас и пел все лучше и лучше. Голос его звенел и летел, звенел и летел… Народ уже не садился на свои места. Понимая, что конец все ближе и ближе, все подтягивались к сцене. Осознавали, конечно, что Коля устал, что после таких зажигательных танцев ему трудно петь "Памяти Карузо", но аплодировали бесконечно и сердцами (никто не высказал этого вслух - все понимают люди!), молили именно об исполнении этой песни. И он спел… да так, как я никогда еще не слышала - настолько совершенно и с такой отдачей, как будто поет это в последний раз. Зал был благодарен, никто не хотел уходить. Надо сказать, что НБ не очень-то давал нам насладиться своей благодарностью ему в течение всего концерта: пока мы хлопали за предыдущую песню, он начинал представлять следующую, а, если аплодисменты, не смолкали, начинал петь прямо поверх них. На следующий день, 30 марта, у него был запланирован концерт в Омске, и он старался изо всех сил не опоздать на ночной поезд. Но для последних оваций время все-таки оставил и дал нам насладиться прощанием с ним.
И тут на сцену поднялись мужчина и женщина, сказали, что они от имени губернатора Новосибирской области вручают Коле адрес, сувенир в память о Новосибирске (дали ему что-то в красивом пакете, для нас осталось тайной, что там: Коля хитрым голосом спросил, не деньги ли (вот змей!, пардон, не змей, а совсем другая рептилия - дракончик!), заглянул в пакет, но ничего не прокомментировал) и огромный букет цветов. Вообще цветов ему подарили много, но букеты в массе своей были достаточно скромные. А этот совершенно шикарный! Тут Коля говорит: "Раз эти цветы от губернатора, то, значит, они и от вас всех тоже. Поэтому будет правильно вам их и подарить!" - и бросил букет в зал. Народ его на лепестки разодрал. Букет улетел в самую толпу, что собралась в центральном проходе, это было чуть сзади нас, но когда мы уходили из зала, весь пол в этом месте был покрыт остатками былой роскоши. До сей поры не знаю, как отнестись к этому поступку. Настроению зала это соответствовало на все 200 % - это точно. Будем считать, что сделал НБ все правильно.
В заключение хочу отметить, что публика была самая разная: от маленьких ребятишек до седых стариков, от людей, одетых весьма скромно, до людей в нарядах от …, но все вели себя очень достойно. Ни разу в зале не зазвенел мобильный телефон. Я полагаю, что это все-таки указывает на нормальный культурный уровень людей и на их безграничную любовь к своему кумиру и безграничную благодарность ему. И Коля в интервью после концерта корреспонденту одной из новосибирских газет отметил, что такой теплый и добрый прием он будет помнить долго.
Ну и мы "дни считать не будем в грусти, просто будем ждать весны грядущей"!

Р.S1. Собираясь на концерт, я взяла на работе свободный день, сказав, что у меня сегодня - день БОГА. Супруг же мой аббревиатуру НБ расшифровывает не иначе, как Наш Бог. А оказалось, что Коля и не бог вовсе, а живой человек, только очень талантливый, интеллигентный, сердечный, добрый, очень светлый весь какой-то. Наверное, когда бог творил человека, он хотел, чтобы человек этот получился именно таким, как Коля. Бог может теперь гордиться делом рук своих!
Р.S2. Фотографии сделаны моим супругом в темном зале обычной "мыльницей". Качество, ясное дело, оставляет желать лучшего, но настроение и атмосферу концерта, по-моему, передают нормально
Р.S3. Получилось длинно. Ну, нет у меня того, чему сестра краткость! Не обессудьте, друзья!


Фан де Бас (един в двух лицах: инь и янь), Новосибирск

вернуться к содержанию "Хроник"

webmaster@www.eliton-rus.ru