"Слышал, слышал... Наградит же Господь
талантом для нашего искушения... "

/И.С.Шмелев/

Объяснительная
Новости
Досье
Музыка
Пресса
Фотоальбом
Хроники
форум
Клуб
Опросы-Голосования
Полезные ссылки
Архивы

 

 

"Остановись, мгновение..."

Пролог
(он же одновременно и эпилог)

"Я - не Толстой, я только учусь…"
Triva

      Последние лет десять, раз в год, а бывает и чаще, я посещаю Город на Неве (на то есть свои причины, о коих, с вашего позволения, я умолчу…). Так вот, доложу я вам, за все эти годы ни один мой визит не был столь краток и, при этом, столь богат впечатлениями.
      Не буду утомлять вас описанием незабываемых часов, проведенных мною в эти дни на вокзалах (Ленинградском в Москве и Московском в Питере). Ведь тогда, при моей страсти к неспешному и подробному изложению, мой рассказ "раздуется", пожалуй, до объемов "Войны и мира". При таком обороте событий, редкий читатель достиг бы и середины моего повествования, а уж героям, добравшимся до его сути, пришлось бы ставить прижизненные памятники! А сие весьма затруднительно для меня в настоящее время - и без того заказов хватает…
      …Итак, 24 июня, утром (не очень ранним и не очень солнечным) Николай Басков отдыхал после первого из трех своих питерских концертов, прошедшего накануне вечером в БКЗ "Октябрьский". Хотя, вполне возможно, что в этот час он уже готовился к следующему, не подозревая, что стал причиной встречи пяти человек, знакомых до этого лишь виртуально. Это были: Florence и ее подруга Rica, находившиеся под впечатлениями от вчерашнего концерта, Tom, находившаяся под впечатлением от их рассказов о вчерашнем концерте, а также, хоть и с опозданием, но все же прибывшие к месту встречи сестры - Marwy и Triva (автор сего опуса).
      Стоит лишь полистать новый фотоальбом (который нам с сестрой пришлось прикупить после этой поездки), чтобы усомниться - могло ли столько событий уместиться в рамки всего двух дней?! Вот - мы на фоне Финского залива, а это - мы же на фоне всевозможных Фонтанов Петергофа под зонтами и без. А вот - наша "великолепная пятерка" учится управлять вертолетом (правда пока на земле…). А эти счастливые лица, эти сверкающие глаза, свет которых не затмить никакой, пусть даже самой ужасной урне, нахально расположившейся на переднем плане!!! Это же мы после Концерта!!! А вот и Колин Папа (за незнанием отчества приходится так его называть) в нашем окружении. Что ж, родителям приходится делить со своим сыном тяжкое (а может и не очень) бремя популярности. А это уже - пейзажи белой ночи за нашими спинами: светящиеся пунктиры разведенных мостов, бледные огни Исаакиевского собора, какие-то чугунные верблюды…Завершается фотоальбом серией снимков под общим названием - "Николай, опаздывающий на поезд, раздает автографы". Кстати, автографы в этот вечер (в отличие от предыдущего) достались не всем желающим. Мы оказались в числе счастливчиков! Спасибо, Rica!!! Видимо, Басков и в самом деле спешил. Казалось, будь его воля, он раздавал бы автографы до утра. Но, как он сам часто повторяет, теперь он себе не принадлежит. Телохранители, можно сказать силой, взяли его под руки и повлекли к машине, при этом, чуть не уронив с лестницы. Как-то осторожнее надо с народным достоянием…
      Концерты завершились…ОН уехал…Нам оставалось только попрощаться…

***

      "Постойте-ка!…Как это попрощаться?…А о самом главном-то забыли?…" - воскликнет возмущенный читатель.
      Спокойствие! Только спокойствие!!! (Как учил нас Великий Карлсон). Уж если пролог слился с эпилогом, то почему бы основной части повествования скромно не пристроиться в конце!?
     

Мгновение первое.

      К сожалению ли, к счастью ли, но как-то так случилось, что до сих пор не завелось у меня "дурной привычки" являться куда-либо заблаговременно. Поэтому, вечером 24 июня, мы с Marwy прибыли в БКЗ "Октябрьский" минут за десять до начала концерта. Зато те пятнадцать минут на которые, по неизвестной мне причине, было задержано это начало, дали нам отличную возможность освоиться в зале. Мы не только успели поприветствовать Tommy, выяснить у нее месторасположение Florence и Rici, но и убедиться, что декорации на сцене были те же, что и в Москве (нам довелось присутствовать на концерте в "России" 20 мая). Правда, отсутствовали огромные рекламные щиты МСК, но впечатления это совсем не портило.
      Отправляясь в Питер, мы, помня, с каким трудом пришлось добывать билеты на московский концерт, питали весьма слабые надежды стать очевидцами питерских выступлений Баскова. Но, к своему удивлению, обнаружили, что купить билеты было совсем не сложно. Даже 25-го, когда слух о замечательном представлении уже разнесся по городу, я спокойно купила с рук билет в первый ряд (хотя зловещий голос витавший над площадью перед БКЗ и предупреждал об опасности получить подделку - к моему счастью, все обошлось). Можно было конечно не рисковать и постоять за билетом в кассе (за час до концерта они там еще были), но меня отпугнула довольно внушительная (по моим меркам) очередь, да и воспоминания о стоянии на вокзалах были еще очень свежи…Кстати, говоря о билетах, к чести питерских организаторов гастролей, следует сказать, что они (билеты) поразили нас своей "крутизной". Каждый обычный серенький билетик был заботливо пришпилен степлером к более плотному цветному листочку с фотографией Николая (той же, что и на его компакте). Уж на этом листке МСК отрекламировал себя и спонсоров по полной программе.
      От самого концерта впечатление осталось двоякое. Конечно, это было огромным счастьем - снова слышать этот голос, завораживающий, порой все переворачивающий в душе, уводящий из реальности в мир необъяснимой словами гармонии и красоты. Не верьте сплетням - никакой "фанеры"! Было интересно наблюдать те изменения в манере исполнения и поведения Николая на сцене, которые произошли со времени майских выступлений. Да, он чувствовал себя свободнее, вел себя раскованнее, больше общался с залом (не только во время исполнения, но и в промежутках между песнями). Жаль правда, что реплики его, как заготовленные, так и рождавшиеся сиюминутно, под влиянием мгновения, не отличались особой грамотностью и связностью. Хотя, в этом плане ему еще также далеко до господина Березина (которого в этот вечер, по-моему, было слишком много на сцене), как последнему далеко до Баскова в плане вокала.
      Зато, хочется поблагодарить господина Онучина (руководителя балета "Возрождение") за то, что, как и на майских концертах в Москве, его коллектив прекрасно дополнял выступления Николая. А так же за то, что он самоотверженно отказался от своего участия в одной из композиций (где танцоры изображают каких-то духов воды, во всяком случае, мне так кажется), от этого композиция, в плане эстетического восприятия и целостности концепции, по-моему, только выиграла. Если я не ошибаюсь, то некоторыми своими успехами в области хореографии, Николай также обязан Онучину. Если так, то и за это Онучину - спасибо!
      Неуемный темперамент, непосредственность, настоящая любовь к своему делу, уважение к зрителям заставляют нашего героя полностью выкладываться на сцене. При этом он постоянно балансирует между эмоциональностью и качеством исполнения. Порой его раскрепощенность в этот вечер походила на легкомысленность. Не хочется, чтобы о его "живом" исполнении приходилось судить по вариативности ляпов, допущенных на том или ином концерте. Очень неприятно, когда, из-за этих самых ляпов, приходится спускаться на грешную землю с заоблачных высот, куда унес тебя его голос. Безумно красивая вещь - "Настанет день…"! Даже замысловатые манипуляции с зонтом не отвлекали моего внимания от песни. Хотя, фонтаны на сцене - это что-то новенькое. В Москве, помниться, вода лилась прямо с потолка (разумеется только над исполнителем). Но когда в припеве рефреном зазвучало: "Мой друг, благословенна молодость твоя… Мой друг, благословенна молодость твоя…", сам собою возник вопрос: "Куда подевалась красота?". Правда, сосредоточившись, Николай так потрясающе исполнил следующий куплет и припев, завершив пение гораздо позже оркестра, что также, как и вопрос, сам собою возник ответ: "Вот она, красота-то где!"
      Не могу умолчать о "Фантоме". Во-первых, это - одна из моих любимейших композиций. И я благодарна Николаю за то, что он не испортил эту вещь, как оно часто бывает, когда кто-либо берется за перепев известных произведений. Во-вторых, я слышала "Фантома" в живом исполнении дуэта Баскова и Рудаковой 6 раз!!! Ведь в концертном меню это произведение, теперь уже традиционно, значится как "номер на бис", встав в один ряд с "Карузо". Впрочем, 25-го в эту номинацию попала и "Прощай любовь…", исполненная повторно в заключительной части концерта вместе со всем залом. В-третьих, этот дуэт - маленький спектакль, который дает уникальную возможность увидеть игру Николая не в "театре одного актера", а во взаимодействии с партнершей. Особенно, если принять во внимание, что перспектива оценить его драматические способности на сцене Большого - весьма туманна…
      Можно только удивляться многоликости басковского Фантома: то он - потерянный и страдающий, а в голосе его - пронзительная тоска, то он - отчаявшийся и обезумевший, то - страстный, влюбленный, порой жестокий в своей влюбленности (хотя, пластически это выражалось несколько нелепо; но, согласитесь, трудно, даже при габаритах Николая, рывком прижать или оттолкнуть от себя не слишком хрупкую Кристину-Рудакову…). При всем этом, в метаморфозах, происходящих с героями дуэта, наблюдается странная тенденция - чем более экспрессивен и подвижен Фантом, тем скованнее и невзрачнее выглядит рядом с ним Кристина. Да и с голосом Рудаковой, со времени московских концертов, что-то случилось. Страсть, эмоциональность, выразительность постепенно куда-то улетучиваются. К технике исполнения придраться трудно. Но за счет одной лишь техники нельзя создать образ. Может быть, Лариса задумала показать образ Кристины в развитии - все дальше и дальше из реальности в мир теней и призраков уходит ее героиня… Но, не превращаться же ради этого в декорацию! А сам Фантом на таком фоне смотрится "живее всех живых".
      Поверьте, если я и консервативна, то в меру. И я с пониманием отношусь к необходимости эксперимента в искусстве, к желанию артиста импровизировать и интерпретировать. Но, мы ведь не случайно перечитываем любимые книги, вновь и вновь смотрим понравившиеся фильмы. Думаю, мало кто обрадуется, однажды обнаружив на месте тихого парка, где знакома каждая тропинка, новомодный развлекательный центр, пусть, даже и очень хороший… Это я к тому, что словосочетания - танцевальная мелодия, игривое настроение, веселые и улыбающиеся лица - никак не вяжутся в моем сознании с "Ave Maria"…
      Зато, такие произведения, как "Тайна", "Гранада", "Для тебя", "Верю, надеюсь", "История любви" и другие, не подвергшиеся существенным изменениям, подарили мне настоящую радость узнавания, возможность просто слушать и наслаждаться. И, все-таки, к некоторым вещам в своем репертуаре, Николай относится более трепетно. Особой проникновенностью и более вдохновенной манерой исполнения отличались, на мой взгляд, "O sole mio" и загадочная песня "O, Mary…". Да, да, та самая, которая неизменно исполняется с пюпитром! Тоже, своего рода, традиция.
      Люди, и в сотый раз слушая любимую песню, остаются не менее требовательны к качеству исполнения. А что поделаешь - такова специфика артистического труда! Надо соответствовать! Хотя, петь из концерта в концерт одно и то же, наверное, надоедает певцам. Ну, Николаю - уж точно! Свидетельство тому - в каждом следующем выступлении обязательно что-то меняется: балет, бэк-вокал, спецэффекты, оркестр, последовательность исполнения песен, их количество и т. д. и т. п.
      Даже процедура преподнесения поклонниками букетов и подарков каждый раз иная! Так, например, в "России" все было под контролем охранников. Именно они сообщали дарителям, проскочившим мимо бдительных тетушек-администраторш, после какой именно песни можно обеспокоить певца своими подношениями. А до той минуты приходилось незадачливым поклонницам, прибежавшим из дальних концов зала, внимать голосу кумира сидя на корточках в центральном проходе перед сценой (дабы не мешать фотографу и другим зрителям). Исключение было сделано лишь для одной трогательной старушки с букетиком ландышей. Увидев ее марш-бросок вокруг зала в обход охраны, Николай просто не мог позволить отогнать отважную женщину. "Только Вы больше не уезжайте!!!" - воскликнула она, вручая свой скромный дар. "Да, я, вроде и не уезжал никуда…" - добродушно ответил он. А в антракте от сцены убрали лесенку. Видно для того, чтобы сделать более удобным подход зрителей к сцене и, одновременно, помешать кому-либо из них туда взобраться.
      В Питере все было гораздо демократичнее. Если 24-го и были какие-то попытки со стороны охранников упорядочить процесс букетодарения, то 25-го его регулировал сам Николай - соответственно подходя или не подходя к краю сцены после исполнения той или иной песни. А кое-кому из поклонников удалось даже выбраться на сцену… Так, 24-го, большой неожиданностью для меня было появление, вслед за Березиным и цветами, "лепа нелепого". Думаю, все догадались, что я говорю о Юлиане (да простят меня его поклонники…). Особую нелепость ему придавали, наверное очень модные, но какие-то совершенно несуразные шлепанцы (даже не подберу более точного слова для идентификации этого вида обуви), не слишком хорошо дополнявшие его традиционный свитер-кольчугу и кожаные штаны. Николай встретил гостя шуткой на актуальную для обоих тему: "А в рекламе говорили, что ты похудел…" (не поручусь за дословное воспроизведение сказанного, но смысл был таков). "А что - незаметно?" - обиженно парировал Юлиан и, воспользовавшись тем, что Березин отвлекся, выхватил у него микрофон. Высказав во всеуслышанье все, что он думает о нашей эстраде вообще и о Баскове, в частности (несколько грубая шутка последнего никак не повлияла на положительное мнение о его талантах), гость вернул ведущему орудие производства. С самого начала, Березин как-то нарочито вклинился между певцами, при этом Юлиан стремился подойти поближе, а Николай постепенно отступал. В конце концов, обогнув препятствие в виде конферансье, Юлиан заключил коллегу в объятия и, одарив поцелуем (в щечку), удалился с чувством выполненного долга. Басков, смущенно улыбаясь, только развел руками, что можно было истолковать: "Невиноватый я! Он сам пришел!…". А на следующий день, представляя очередную корзину (уже лично дарителем не сопровождаемую), Березин не удержался от ехидного комментария: "Юлиан любит Николая. Николай с уважением относится к Юлиану…".
      Я тоже хочу признаться в любви! Я влюбилась в Неморино!!! Ну почему, почему этой записи нет на диске???!!! Приходится утешаться безупречным и пронзительно печальным Неморино-Карузо, полным отчаянной тоски Неморино-Ланца и навевающим светлую грусть и задумчивость Неморино-Паваротти. Но, по-настоящему, я люблю лишь Его - неземного, нежного и романтичного Неморино-Баскова.
      Мне было приятно, что, на сей раз, в программу не была включена "Старушка" ("Молитва матери"). Еще до того, как эта песня вошла в репертуар Баскова, я услышала ее в исполнении кого-то другого.Сразу же в памяти всплыло нетленное творение Куколки (А. Аверченко, "Шутка Мецената"):

В степи - избушка.
Кругом - трава,
В избе - старушка
Скрипит едва!..

      Чтобы воспринимать такую поэзию серьезно, по-моему, надо обладать чрезмерной сентиментальностью и детской наивностью. Может быть, в соответствующих тематических вечерах, эта песня и уместна, но уж никак не в исполнении солиста Большого театра. Ведь, по сравнению с такими песнями о войне, как "Землянка", "Алексей, Алешенька, сынок…", это произведение выглядит, мягко говоря, очень бледным, хоть и исполняется с пафосом
      На московском концерте прослушивание "Старушки" и, столь же замечательной во всех отношениях, "Снегурочки" было для меня настоящим мучением. (Хорошо еще, что эти песни прозвучали друг за другом - не пришлось дважды за один концерт морщить нос и делать недовольное лицо.) В Питер "Снегурка" явилась в гордом одиночестве, без своей старшей подруги. Но ни этот факт, ни количество и качество снега на сцене, не сделали эту вещь более привлекательной для моих ушей. К тому же, если в Москве можно было отвлечься, следя за передвижениями Николая по сцене, то здесь пришлось созерцать его неподвижно сидящим в глубокой задумчивости у заснеженного экрана, входящим, так сказать, в образ…
      Кроме вышеупомянутой "Молитвы матери", из звучавших в Москве песен, публика "Октябрьского" не услышала "Свадебный вальс" и "Русь". Зато появилась новинка - "О, любовь" - исполненная красиво и душевно.
      Под конец - знаменитое "Попурри", с традиционным спринтерским бегом по залу. Причем, до возвращения на сцену, Николай успел покружиться в стремительном танце с девушкой, вышедшей подарить цветы. Девушка была слегка ошарашена, но довольна… А на сцене - настоящее столпотворение. К цыганам (балет "Возрождение") присоединился петербургский ансамбль бального танца, шикарно отплясывавший в ритме итальянско-латинских мелодий. Солирующая пара так и приковывала к себе мой взгляд. Уж очень красиво и слаженно они двигались, несмотря на тесноту и хаос, царившие на сцене. И над всем этим - ликующий и задорный голос Николая - "…Марина…пучина…". Самого его уже было не отыскать в этом водовороте. Лишь изредка мелькало перед глазами озаренное счастливой и торжествующей улыбкой его лицо.
      Финальному "Карузо", исполненному и с микрофоном и без, зал аплодировал стоя. Причем, когда Николай снял микрофон, чтобы еще раз доказать, что его голос - не чудеса современной аппаратуры, он несколько минут тщетно пытался, используя мимику и жесты, утихомирить восторженных зрителей. Затем приложил пальчик к губам и сказал: "Ш-ш-ш…". Зал затих… А вскоре, вновь взорвался оглушительными аплодисментами, визгом юных дев и криками "Браво!!!"

Мгновение второе.

      Часть впечатлений этого дня, как-то сама собой, вплелась в предыдущую главу моего повествования. Что же делать, если хочется так много рассказать… Конечно, это - мои личные воспоминания и впечатления, я никоим образом не претендую на объективность оценки и справедливость критики. Все это продиктовано моими личными вкусами и пристрастиями, моим личным отношением. Возможно, кому-то это будет интересно, кому-то - нет, кто-то согласится с моим мнением, а кто-то захочет поспорить. Что ж, я всех приглашаю к диалогу…
      25-е июня. Казалось бы, тот же зал, та же программа, те же артисты. Даже зрители, по словам Николая (конечно, ему со сцены виднее), те же самые. Но, все же, ощущения несколько другие. Во-первых, в этот вечер мне было грустно. Только что я посадила Marwy, опечаленную невозможностью провести побольше времени в уже полюбившейся нам компании, на поезд до Москвы. Еще никогда не приходилось провожать куда-то ее одну. Раньше, роль провожаемого доставалось играть мне. В таком вот настроении и явилась я на концерт…
      Времени до начала было еще предостаточно и, чтобы не прозевать, когда появятся Florence и Rica, я уселась в фойе напротив входа. Народу все прибывало. Кто-то бежал прихорашиваться к зеркалу, кто-то пристраивался в очередь за плакатами, кто-то допытывался у продавца, чем диск подороже отличается от абсолютно такого же по виду, но вдвое дешевле… Какая-то женщина вступила в схватку с билетерами и охранниками. То ли билет ее оказался фальшивым, то ли его и вовсе не было. Ее не пускали, она пыталась прорваться, завязалась потасовка… "Почти, как в думе…" - печально вздохнула я и отвернулась, не горя желанием узнавать, чем закончится эта неприятная сцена. И в этот самый момент заметила девчонок, скрывающихся за очередным поворотом лестницы. Догнала их уже наверху, показала, где находится мое место, и мы договорились встретиться там в антракте.
      Заняв, согласно купленному билету, место №5 в первом ряду партера, я всерьез стала беспокоиться за свое здоровье. Причем, не столько за свою шею, которая непременно затечет, так как смотреть придется все время вправо. Меня больше волновало, что станет с моим слухом после того, как я весь концерт просижу в двух метрах от огромных усилителей, расположенных прямо передо мной. Но фортуна в этот вечер была на моей стороне! Ну, посудите сами: не только сестричку благополучно на поезд посадила, но и себе успела до ее отъезда билет обратный купить и прокричать ей эту радостную весть в окно уходящего поезда; приобретенный незаконным образом (ох, и не люблю я этой подпольщины, а что поделаешь…) билет на концерт оказался настоящим; девчонок в таком столпотворении все-таки заметила; да еще и за минуту до начала представления одна из дежурных администраторов пересадила меня, хоть и во второй ряд, но, зато в середину зала!!! Дай, Господь, здоровья этой чудесной женщине! Такая счастливая участь постигла не только меня, но и почти всех моих соседей. И пускай, сделано это было, чтобы заполнить полупустые первые ряды, все равно, приятно!
      Так я получила возможность не только лучше слышать голос Николая, но и хорошенько рассмотреть его самого, непосредственно, без помощи бинокля видеть его лицо, удивляться, умиляться и развлекаться, следя за его мимикой. Ее богатство уже давно восхищает меня. Я, даже, как-то говорила, просматривая его фотографии, что их можно было бы поместить в учебник по психологии, в качестве иллюстраций к разделу "Чувства и эмоции".
      Пел Николай в этот вечер великолепно, вел себя прилично, в зал цветов не кидал, с бэк-вокалистками заигрывал в меру. Первая часть выступления отличалась минимумом Березина на сцене, максимумом красивого чистого голоса и завершилась, как обычно, прекрасным двойным "Фантомом". Перед уходом на перерыв Николай был уже довольно оживленным. Не преминул подколоть ведущего - тот мол так часто повторяет одно и то же, что "все уже запомнили, что это - Лариса Рудакова, а я - Николай Басков" и, тут же ехидным голосом представил нам главного конферансье страны: "А это - Владимир Березин". Уходя, Николай по секрету сообщил зрителям причину своей несколько сдержанной манеры поведения: "Я немножко поздно покушал", - сказал он, виновато улыбаясь и поглаживая животик. Пообещав исправиться после антракта, удалился за кулисы. (дословно это звучало так: "Я сегодня не успел, поздно поел..." -Florence, специально прослушавшая запись описанного эпизода) Тут бы Березину и объявить просто и спокойно - антракт. Нет, он же должен был как-то компенсировать свою сегодняшнюю относительную молчаливость! "Иди, иди - покушай", - напутствовал он Николая, приняв "плотно покушал" за "плохо покушал". А затем, помня недавний успех одной из своих шуток, решил ее повторить (а повторенная шутка, как известно, становится глупостью) и напомнил певцу, чтобы тот еще и в игрушки поиграть не забыл.
      Если я правильно поняла, то к охране "Октябрьского", кроме обычных секьюрити в строгих костюмах, были привлечены также и военные. Поскольку никаких бесчинств и массовых беспорядков не наблюдалось, то им (или некоторым из них) разрешили посмотреть концерт. Один такой молодец в камуфляжной форме сидел слева от меня. Поначалу, вид у него был настороженный, словно он пытался понять куда попал и как следует себя вести, даже хлопать стеснялся. Но к антракту глаза оттаяли, уши раскраснелись и ладоней уже не жалел - хлопал вовсю.
      В перерыве я никуда не пошла, осталась на месте, надеясь, что Rica и Florence увидят меня и здесь. Подруг я так и не дождалась, зато попала, прямо-таки, на своеобразное заседание клуба поклонниц Баскова. Несколько женщин, более старшей возрастной категории, чем я, оживленно обсуждали проблемы переманивания молодых талантов за границу, сокрушались, что Коленька себя не бережет, размениваясь на такие вот концерты, обменивались адресами и телефонами (среди собеседниц, как я поняла, были и москвички), на случай, если когда-нибудь придется покупать друг другу билеты на Баскова.
      Моя соседка справа, тоже никуда не пошла, ей было просто тяжело ходить (по причине весьма преклонного возраста). Но, как выяснилось, бабуля активно интересуется новостями светской жизни. (Много "интересного" пришлось мне выслушать об отношениях звездной четы Пугачева - Киркоров.) Что касается Баскова, то она долго пытала меня на предмет его личной жизни: женат или нет, есть ли у него девушка, кто она, не дочка ли Тамары Максимовой, может ли обычная девушка из зала познакомиться с ним… В ответ я старательно пересказала ей всю информацию, которую почерпнула к тому времени из газет и журналов, чем вызвала интерес к себе девушки лет 15 - 17-ти, сидевшей прямо передо мной в первом ряду. Она решила, что человек, обладающий такими сведениями, да еще и из Москвы, не иначе, как лично знаком с Николаем. Услышав отрицательный ответ, разочарованно вздохнула. Сама она о существовании Баскова узнала неделю назад, увидев по телевизору его клип. В зале начали гасить свет, оркестранты стали занимать свои места. Девушка вынула фотографию (собственный фотопортрет) примерно формата А-4, а может и больше, которую впоследствии вручила Николаю вместе с букетом (неплохо подготовилась за неделю). Старушка справа, увидев это захихикала и принялась пересказывать вновь полученные сведения вернувшейся из буфета дочери.
      Второе отделение было богаче на шутки и более зрелищным. Мужчины с букетами у сцены появлялись редко, поэтому подтянутый усатый товарищ, держащий в руках, помимо цветов, еще какой-то сверток, сразу привлек к себе внимание. Что он говорил Николаю, слышно не было, зато подарок увидели все! Это была хоккейная футболка. С одной стороны, большими буквами - Н. Басков, а с другой - №10. Вот уж когда "наш мальчик" по полной программе "оторвался" за свою сдержанность в первом отделении! Обещал ведь исправиться - вот и исправился! Да, да - вы верно угадали - он ее незамедлительно напялил, причем "задом наперед", так что надпись "Н. Басков" гордо красовалась у него на груди. И в таком вот необычном костюме была исполнена "Прощай любовь". Публика умирала от восторга! Мало того, по ходу песни Николаю пришлось-таки переодеть футболочку как положено, поскольку горловина стала давить на шею, мешая дышать. При переодевании с головы слетел микрофон, но Басков успел поправить его раньше, чем подоспел выскочивший на подмогу ассистент. Удивительно, но - факт, все эти манипуляции совсем не испортили песню, а скорее придали ей какое-то новое, оригинальное звучание. Сочтя для исполнения следующей, более серьезной, песни этот наряд неподходящим, Николай снял футболку и, тут только, заметил какой на ней номер. "А почему не первый?", - справедливо возмутился певец, вешая свой новый концертный костюм на стул возле дирижера. Эх, не спортивный человек этот Басков! Зря я надеялась, что ведущий успокоит его, объяснив, что в спорте 10 - хороший, фартовый номер. Вместо этого, такой же не спортивный Березин, выдвинул собственную версию - мол, предыдущие номера расхватали Кобзон, Пугачева, Киркоров и другие (бери уж, что досталось и не капризничай).
      Продолжая тему спорта: во время исполнения одной из песен, уже не припомню, какой именно, Николай, вдруг, принял позу культуриста (напряг мышцы рук и груди). Выглядело это несколько забавно, но эффектно.
      Еще одно яркое воспоминание этого вечера - зрители (уж первые десять рядов партера - точно) стоя, взявшись за руки, исполняют вместе с Басковым "Прощай любовь" (почему-то в этом концерте она не только звучала дважды, но и оба раза нетрадиционно). Странно, но кажется я тоже пела… И вновь - овации, цветы, автографы. Кстати, раздавая автографы, на чей-то вопрос Николай ответил, что теперь поедет выступать за границу. Это он Витебск имел ввиду.
      Выходя из концертного зала, я почти не надеялась, что в такой толпе сумею найти девчонок. Каково же было мое удивление, когда я увидела, кто меня встречает на улице! Это была Tom, собственной персоной! Она высматривала, когда появятся Rica и Florence (что-то она забыла им передать), а высмотрела меня. Вскоре мы выудили девчонок из толпы (в основном, благодаря красным джинсам Rici) и отправились к служебному входу-выходу. Ну, а дальше - вы знаете…
      Мы долго прощались у метро. Расставаться было грустно, расставаться не хотелось... Но мы знали - когда-нибудь, мы обязательно встретимся снова!..

 

 

вернуться к содержанию "Хроник"

      webmaster@www.eliton-rus.ru