"Слышал, слышал... Наградит же Господь
талантом для нашего искушения... "
/И.С.Шмелев/

Объяснительная
Новости
Досье
Музыка
Пресса
Фотоальбом
Хроники
форум
Клуб
Опросы-Голосования
Полезные ссылки
Архивы

Николай Басков:
"Поговорим об успехе лет через десять…"

      Николай Басков родился в подмосковной Балашихе и был вообще-то БаскОвым. Потом в семье решили: тенор с фамилией БаскОв - это смешно. Стали БАсковыми, заодно и родословную раскопали. Оказалось, чего только в ней не намешано. Есть даже турецкая кровь, причем не простая, а царская. Когда Басков гастролировал в Испании, то почему-то ждал, что ему чуть ли не на сцену вынесут грамоту почетного баска, но ничего подобного: оказывается слово "баски" по-испански звучит совершенно иначе…

 

      - Когда я был маленьким, то думал, что Эйфория - это имя прекрасной сказочной принцессы.

      - И потом, повзрослев, выйдя на большую сцену и испытав настоящий коктейль из наслаждения и волнения одновременно, Вы с этой принцессой познакомились. Когда это произошло?

      На премьерном "Евгении Онегине" в Большом. Хотя специалисты и люди из мира искусства были ко мне благосклонны, я все равно безумно нервничал: как примет публика? И уж такого совсем не ожидал: после арии Ленского шквал аплодисментов и семь выходов на поклоны в конце спектакля. Значит, я понравился, ведь невозможно искусственно заставить хлопать целых двадцать минут. У меня так сердце колотилось от счастья.

      - Но ведь Вы и в детстве выходили на сцену…

      Да, в музыкальном театре юного актера. Но это совсем другое. А первый опыт вообще не удался. Я был во втором классе, когда мне поручили выучить и рассказать стихотворение на школьном утреннике. До сих пор помню строчки: "Часовщик, прищурив глаз, чинит часики для нас". Но, когда открылся занавес, я испытал такой ужас, что разревелся и убежал за кулисы.

      - Как говорится, прошли годы… Сейчас голова от успехов не кружится?

      Нет. В этом смысле я чувствую себя абсолютно здоровым, спокойным и свободным. Да, аншлаги на сольных концертах в лучшем зале Москвы, работа в Большом театре, звался "Золотым голосом России" в двадцать три года. Но это, скорее, авансы. Я поднимаю себе планку выше и выше. Что такое какие-то восемь месяцев, за которые все узнали мое имя? Вот если и через десять лет будут осаждать кассы Большого и консерватории, то это я понимаю - слава. Тогда может и головокружение начаться.

      - То есть меньше, чем на славу Козловского и Лемешева, Вы не согласны?

      Каждый солдат должен мечтать стать генералом, хотя судьба-то непредсказуема, неизвестно, как дальше направит Господь. С шестнадцати лет, когда мой голос окончательно сломался, стал сильным и резким, я постоянно занимаюсь классическим пением и постепенно приобрел краску и тембр - важнейшие характеристики для вокалиста. Без них, считай, ты не тенор. Как-то в передаче "Угадай мелодию" по очереди ставили записи одной песни в исполнении четырех разных исполнителей: Паваротти, Иглесиаса, меня и еще кого-то. Так меня узнавали моментально: на слушателей очень действует неповторимый голосовой окрас певца.

      - Похоже, от внимания поклонников Вы еще не успели устать…

      Не буду лицемерить: горы цветов на концертах в "России" - это действительно приятно. Знаю, что уже есть люди, которые ходят на все мои выступления. Я их очень уважаю и благодарен, что они своим вниманием невольно заставляют меня работать над собой, а не валяться на диване, размышляя: "Ах, какой я замечательный!" Но при случайной встрече я чувствую себя неудобно, сразу комплексую: вдруг я как-то не так одет, как подобает кумиру, или выгляжу иначе, чем на экране. А вот охрану не люблю, и если можно, то обхожусь без сопровождения. Неприятно, когда какие-то люди постоянно следят за тобой: куда ты пошел, с кем, зачем? Я очень хорошо вожу машину сам и по городу люблю ходить один. Часто видел в Европе суперзвезд без охраны. Однажды нос к носу столкнулся с Тиной Тернер, но не смог попросить автограф, потому что на меня напал столбняк: никогда не видел, чтобы в шестдесят лет женщина так потрясающе выглядела.!
      Бывают и комичные случаи, связанные с поклонниками. Например, у персонала Большого театра пытались за хорошие деньги купить номер моего телефона. А однажды, когда я выступал в программе ТВЦ "Дата", одна женщина прислала ведущим сообщение на пейджер, что при виде меня у нее перехватывает дыхание. Другая призналась, что после прослушивания моих песен забыла о хронических болях в спин. Может, я экстрасенс?

      - Женщины какого типа вызывают у Вас приятную дрожь в коленях и головокружение?

      Я думаю, здесь не надо вдаваться в подробности, потому что многие из моих поклонниц могут расстроиться, что они не такие. Скажу лишь, что в детстве идеалом женской красоты для меня была актриса Джина Лоллобриджида в фильме "Фанфан-тюльпан".

      - Вы влюбляетесь без оглядки?

      Мои чувства рождаются постепенно. То есть я вижу человека, он мне нравится, но я не даю волю эмоциям, пока не разберусь, как этот человек ко мне относится, что его радует, чем он живет. Меня так воспитали родители. Любовь - это прежде всего большой духовный труд, а секс - лишь дополнение, страсть, которая приходит и уходит. Мы ведь значительно больше общаемся духовно, а не 24 часа в постели лежим.

      - Вы способны принести работу в жертву чувствам?

      Нет. Я всегда предпочту работу, а человеку, к которому не смогу прийти на свидание, объясню, что творчество важнее. И он должен меня понять. Вот тысячи слушателей могут и не понять, если из-за свидания я петь буду плохо. Кстати, близкие привыкли, что я артист, себе не принадлежу и не могу уделять им столько времени, сколько хотелось бы. Но дело же не только в интимных свиданиях при свечах! Летишь, к примеру, в самолете с кем-то из любимых людей на гастроли, просто держишь за руку - и тебе уже хорошо, спокойно, ты расслабляешься.

      - Вы писали когда-нибудь стихи о любви?

      Да, маме на праздники. А вот девушкам не писал, у меня почерк очень плохой. Мне казалось, что им не понравится. Я девушкам цветы дарил.

      - Известно, что первые опыты часто оставляют самые яркие воспоминания. У Вас так было?

      Конечно. Мне было двенадцать, когда в пионерском лагере меня научила целоваться "по-настоящему" девушка из старшего отряда. Я долго не мог понять что к чему и даже вначале думал: "Фу" - а потом понравилось. Особенно льстило, что меня выбрала девушка, которая на четыре года старше. Я все недоумевал, почему же она обратила внимание именно на меня, чем я ей понравился? А уже осознанное чувство испытал лет в семнадцать. Состояние затуманенности и счастье в глазах - вот она, эйфория. Я ночами не спал, грезил о новом свидании, с ума сходил, но так и не смог больше подойти к объекту своей любви, побоялся, что те первые ощущения не повторятся с такой же силой, что все будет по-другому. Так и не решился нарушить гармонию.

      - Теперь не боитесь?

      Пока не понял. Но точно знаю, что могу привлечь к себе внимание. Сейчас трудно говорить на тему соблазна: оттого, что я довольно известен, я теряюсь и часто не могу понять, чем беру человека: талантом, внешностью, обаянием или просто срабатывает моя популярность?

      - Наверняка внешность играет не последнюю роль…

      Ну, время красоты еще не пришло. Как говорит моя мама, красивым я буду лет в тридцать, когда слегка заматерею, стану более зрелым. Пока во мне подросток-баловник просвечивает. Нет еще достаточной уверенности в себе, респектабельности. Хотя для кого-то, может, я и идеал. Однажды в кассы концертного зала "Россия" позвонила женщина: "Умоляю! За любые деньги нужен билет на Николая Баскова. Моей маме восемьдесят два года, с ней творится что-то страшное, он - ее последняя любовь!" А на гастролях в Италии меня назвали секс-символом российской оперной сцены: якобы раньше таких стройных и красивых теноров из России им видеть не доводилось.

      - Признайтесь, созерцать себя в зеркале все же приятно?

      Нет, я всегда ищу в себе недостатки. Комплексов у меня нет, но что-то обязательно не удовлетворяет, приходится это устранять. Заставляю себя почаще подходить к турнику. Подтянусь раз десять - и к зеркалу, смотрю, вроде уже и результат наметился. Еще к подобной работе над собой меня лето стимулирует. Солнце, пляж - приходится же оголяться. Недавно, отдыхая на Кипре, мечтал: "Не буду себя мучить зарядкой, здесь меня никто не знает". И надо же, как раз показали мой сольный концерт. Выхожу к морю, а там семья загорает: мама, папа и дочка. Девочка как закричит на весь пляж: "Смотрите, это он! Фотографируйте скорее, фотографируйте!" Пришлось быстро втянуть живот и напрячь мышцы. (Смеется)

      - Видимо, гастрономическая эйфория Вам тоже хорошо знакома?

      Ой, да! Я очень люблю китайскую и узбекскую кухни. Плов для меня - все! Когда он сделан на хорошем топленом масле, правильно уложен в казан. Но объедаться я позволяю себе лишь раз в месяц. Это для меня целый ритуал: приехать в определенный ресторан, заказать блюдо, ждать, пока приготовят и подадут. Зато потом - хо-ро-шо! И снова целый месяц этого жду, представляете!

      - Считается, что один из самых надежных способов получить удовольствие - прогулки по магазинам.

      Да не успеваю я! Если что-то покупаю, то экспромтом на гастролях, по дороге в театр. Одежду в основном шью. У меня стилист есть. В магазины захожу лишь по необходимости, чтобы подарки купить, но это, наоборот, выматывает. Все ломаю голову, сомневаюсь: понравится ли мой презент и достаточно ли его по моему статусу? А то все ждут, что я сразу полмашины подарков привезу!

      - Вы неохотно тратите деньги?

      Как раз нет. Недавно порадовал себя дорогой моделью сотового телефона. Жадности у меня нет, я легко расстаюсь с заработанным и даже могу помочь кому-то деньгами, если знаю, что человеку действительно тяжело.

      - Некоторые испытывают настоящую эйфорию, погружаясь в споры, выигрывая пари. Вы не из них?

      Споры не для меня. Особенно с родителями: папой-военным и мамой-преподавателем. Как показала практика - они всегда правыми оказываются. Особенно мама. Поэтому, если она мне что-то говорит, а у меня на этот счет свое мнение, я теперь не пытаюсь ничего доказывать. Например, именно мама долго убеждала меня спеть "Памяти Карузо". А я сопротивлялся: "Я же оперный певец! К чему всякой ерундой заниматься?" А она мне говорила: "Да ты эту вещь так исполнишь, что люди плакать будут!" В конце концов я сдался, и это оказалась именно та песня, которая принесла мне известность.

      - Многие люди получают колоссальное наслаждение, увидев себя на экране..

      Когда меня впервые показали по телевизору, я действительно испытал эйфорию. Ожидая эфира, мы обзвонили всех знакомых и уселись у экрана. Но показали лишь, как я повернул голову и пропел первые слова романса: "Что-то грустно…" Но все равно радость была неимоверная! Недавно мне предложили главную роль в музыкальном фильме "Залив страсти". Я должен был играть певца, который влюбляется в девушку, раз в пятьдесят лет выходящую из воды на берег. Если она познает сильное человеческое чувство, то погибнет. Жаль, что у меня на это совсем нет времени.

      - А в эротической сцене могли бы сняться?

      Да, если бы я себя подготовил. Но только в эротической, не в порнографической.

      - Как Вы понимаете выражение "тихие радости"?

      Для меня это самосовершенствование. Когда что-то наконец получается, только ты один это понимаешь и в уме ставишь себе плюс.

      - Если бы профессии певца не существовало в природе, в чем бы еще Вы могли реализоваться?

      Тут недавно мне предложили возглавить одно молодежное политическое движение, стать председателем. Не знаю, Рейган тоже сначала был актером…

Мария Сперанская

"Ах", №7 июль 2000 г.

Вернуться к содержанию

      webmaster@www.eliton-rus.ru