"Слышал, слышал... Наградит же Господь
талантом для нашего искушения... "
/И.С.Шмелев/

Объяснительная
Новости
Досье
Музыка
Пресса
Фотоальбом
Хроники
форум
Клуб
Опросы-Голосования
Полезные ссылки
Архивы

Николай Басков: новогоднее интервью

      Николай Басков стремительно взлетел на музыкальный Олимп, покорив сразу две сцены: эстрадную и оперную. Говорят, сама Пугачева была в шоке от его выступления. Придя на концерт с легкой саркастической улыбкой ("Ну, покажите мне эту звездочку"), после концерта она немедленно послала кого-то из своего окружения за шикарным букетом, одарив ошеломленного певца заслуженной похвалой: "Теперь я знаю, вы - Звезда!"
      Сумасшедшая раскрутка Баскова началась в прошлом году, когда на одном из выступлений его голос очаровал сразу двух личностей. Первым оказался Хосе Каррерас, который аплодировал ему стоя, а затем пригласил артиста в Испанию на свой мастер-класс. Вторым - российский фармацевтический магнат Борис Шпигель. Он подошел после концерта и сразу же предложил продюсирование.
      В то время Николай серьезно готовился к своей премьере в Большом театре, и у него не хватало времени сесть за стол переговоров. Неизвестно, чем бы все закончилось, но после блестящего исполнения партии Ленского в "Евгении Онегине" сомнений у Шпигеля уже не осталось и он "дожал" молодого артиста.
      Зачем президенту крупнейшей фирмы оказался нужен Николай Басков? Что это: блажь или потенциальный объект доходов? История даст ответ на этот вопрос. Или не даст. Во всяком случае, на сегодняшний день только по официальным данным в Баскова вложено около 1 млн. долларов. Специально под него была создана фирма "Музыка. Совершенство. Красота" и сделана студая по швейцарскому стандарту, с особенными микрофонами, выдерживающими его голос.
      Для оперного певца Николай еще очень молод. Лучано Паваротти в его возрасте только мечтал об оперной сцене. У Баскова судьба сложилась иначе: ему 23, а весь оперный мир уже знает о феноменальном теноре из России. Николай в свою очередь старается держать марку звезды мирового уровня. Он не пьет, не курит, в связах, порочащих его, не замечен. На вопрос журналистов, как ему удается обуздывать страсти, он обычно отвечает: "Я не могу излишне рисковать, потому что принадлежу уже не себе, а людям."

      - Николай, чем объясняется ваш ошеломляющий успех: ведущие арии в Большом театре, сольные концерты в Государственном концертном зале "Россия"?..

      - Наверное, я появился в нужное время. Ждали такого певца, как я. С такой внешностью, с таким голосом. Есть одна парадоксальная точка зрения, что только сейчас, после долгого периода пришло время появляться новым именам. В кино, на эстраде, в балете, в опере, в литературе. Ведь с перестроечных времен наша культура переваривала то, что было сделано в СССР за 60 лет запретов и "железных занавесов". У нас не появилось ничего нового.
      Я думаю, мы долго еще будем "по матушке" поминать так называемую эмигрантскую культуру, которая десяток лет водила нас "по пустыне", претендуя на истину в последней инстанции. Дескать, у нас дикость, а за бугром все окей! Пока все эти ниспровергатели пыжились и кисли, мы, опираясь на классический репертуар, вовсю репетировали, распевались, постигали азы. И вот, похоже, пришло наше время! Время не бунтарей, а консерваторов.

      - Не оттого ли ваш консерватизм, что вы занимаетесь оперой - одним из самых статичных видов искусства?

      - В слове "опера" слышится корень "опора", "опираться". Она опирается на добротную школу, как, впрочем, и другие виды искусства, которые существуют не одну сотню лет: театр, балет. В них все уже изобретено. Все вершины покорены. Ничего нового придумать нельзя. Можно только поискать вокруг.

      - И вы, посмотрев по сторонам, решили соединить эстраду с оперой?

      - Да, одну классику с другой. Я никогда не считал эстраду "низким" жанром. Сейчас большинство людей любят поп и рок-музыку, а когда-то такое же главенствующее положение занимала опера. Потом она превратилась в пантеон, населенный богами, стала элитарной, непонятной простому слушателю. Кто-то винит публику, дескать, она пошла по пути, где все проще, легче, доходчивее, но я склонен в такой же мере упрекать тех, кто утяжеляет высокое искусство непомерными амбициями и пафосом. Не по их ли вине зритель решил, что опера - узконаправленный, доступный только отдельным ценителям вид искусства?.. Знаете, когда-то я был поражен размером знаменитой миланской "Ла Скала". Насколько это крошечное здание! В Большом театре поместился бы десяток "Ла Скал". Какой-нибудь наш районный Дом культуры на порядок выше и круче. В Милане можно проехать мимо и не заметить главной оперы, а попробуйте-ка в Москве не заметить Большой театр...
      Я прекрасно отдаю себе отчет: интерес к Баскову вызван тем, что он работает в новом для публики направлении! Хотя, если взглянуть на то, что делается на Западе, в той же Италии, станет понятно, что никаких "америк" я не открывал. Звезды оперы - Хосе Каррерас, Пласидо Доминго и Лучано Паваротти - не стесняются петь рядом с Шер, Майклом Джексоном или Стингом. Они поют и классику и эстрадный репертуар. Или вспомнить наших корифеев-теноров - Лемешева и Козловского: кто лучше них пел романсы? Считайте, что я продолжаю их традицию - соединяю оперу с эстрадой, и не моя вина, что какое-то время эта ниша пустовала. Конечно, мне тяжело идти по пути, "который уже занесло снегом". В своем концерте я бы и рад после оперной арии исполнить то, что я пою в видеоклипе. Но нельзя, еще рано. Поэтому в первом отделении - классика, а эстрада - во втором. Это не потому, что я разделяю публику: дескать, ценители высокого искусства отслушают свое и в антракте могут уходить, оставив меня наедине с поклонниками "низкого" жанра. Это не так! Просто по старинке опера и эстрада живут сами по себе, и соединить их в нашей стране пока не удается даже мне. Хотя стараюсь!

      - А как все начиналось?

      - Обыкновенная семья военного. Отец сутками пропадает на стрельбищах и полигонах, мама - домохозяйка. Жили в Германии. Первые мои выступления перед публикой - это чтение стихов гостям по праздникам. В пять лет у меня прорезался голос - высокое и звонкое колоратурное сопрано. С ним я оказался в Детском музыкальном театре. К тому времени мы жили уже, конечно, не в ГДР, а в подмосковной Балашихе. Вкус к классической музыке мне привили родители, а они в свою очередь получили его от дедушки с бабушкой (царство им небесное). Театр был для них необходимостью, они ходили туда каждую неделю.
      Говорят, что для голоса очень важна некоторая "южность" в крови. Неслучайно в Италии самая сильная оперная школа. Так вот, сразу объявляю, у меня дед с бабкой из Украины.

      - Где-то писали, что у вас испанские корни...

      - Это из-за фамилии, дескать, "Басков" - значит баск по национальности. Нет, никакого отношения к этому замечательному народу я не имею. Жесточайший "облом" ожидал меня в Испании, где на концерте никто даже ухом не повел при объявлении моей фамилии и намеков ведущего, что, может быть, я "уроженец этих мест". Оказалось, что баски называются там совсем по-другому. Это все равно, что в Польше величать всех "ляхами"... Наконец, достаточно взглянуть на мою внешность, чтобы понять: к "заграницам" я не имею никакого отношения.
      Так вот, последние лет семь каждый день с утра я часами распевался, стоя у рояля. Занимался школой, пил сырые яйца, тянул на разные лады: "А-а-а-а!", совсем как героиня фильма "Веселые ребята". Затем ехал к педагогу, Лилиане Сергеевне Шеховой, и делал почти все то же самое в ее присутствии.
      В меня никто не верил. Трудно верить в двадцатилетнего юнца, который пытается петь на сцене Большого Чайковского. Так рано не поют даже в Италии: там тенор считается состоявшимся только после тридцати. Поэтому любовные арии исполняют упитанные господа. Это всегда выглядит странно. Пока. Пока не начинаешь принимать условия игры и не попадаешь под очарование голоса, под магию оперы со всеми ее условностями.

      - Говорят, вы не стали мириться с этими условностями и однажды радикально похудели...

      - Считайте это моим личным делом. Долгое время я действительно отличался дородностью. Начал худеть тогда, когда девушка, которая мне очень нравилась, стала с любопытством листать спортивные журналы. Она смотрела на чужие красивые тела, а я просто с ума от этого сходил. Вот и взялся за себя.
      Я потратил на это три летних месяца, ходил в тренажерный зал, ограничивал себя в еде. Было непросто, ведь для певца главное - сон и еда, так что толстеем мы в силу производственной необходимости. Утром в день репетиции я должен плотно позавтракать, причем в особой чести мясо, хлеб и джем, чтобы быть "в голосе". Чем больше калорий я получу, тем лучше. За три-четыре часа до выступления нужно снова как следует поесть... Не так-то просто мне было изменять привычный режим. В итоге я сбросил 15 килограммов. Бассейн, сауна, диета и - о ужас для моих близких! - моржевание в проруби... Все это дало о себе знать.
      Я уверен: в Большой театр все равно будут приходить, как в Эрмитаж, как в Кремль. Приходить просто поглазеть на сцену, на зал, на буфет, на публику, которая заполняет партер и ложи. А наше цеховое дело - держать марку!

      - Вот вы говорите: "Держать марку", а сами замечены в творческом союзе с человеком, который называет себя Дельфин. Все, что он поет, - это рэп, переложенный на хулиганский уличный жаргон...

      - Действительно, русский текст песни Демиса Руссоса, которую я исполняю, написан Дельфином. Ну и что? Я считаю его одним из самых талантливых представителей молодежной музыки, который стремится не ограничивать себя "неформальным" слушателем, стать понятным и близким широкой аудитории. У нас с ним много общего, в том числе и непонимание, которое мы встречаем у "ортодоксальных" своих поклонников. Мы с ним не подстраиваемся под аудиторию, а делаем чаще всего то, чего от нас не ждут. Такие люди, как Дельфин, могут привести молодежь, увлеченную попсой, в залы консерваторий и театров. С таким, как он, можно затеять проект, где эстрадные исполнители пели бы классику. "Отпетые мошенники" и "Блестящие" на оперной сцене - это здорово и весело! Что еще может привлечь молодежь, которую сейкас не затащишь слушать Чайковского или даже "Призрака оперы".

      - Чем еще вы собираетесь нас удивить?

      Я бы с удовольствием снялся в кино. Здесь опять-таки не надо быть первопроходцем: Шаляпин играл еще в немом синематографе, Лемешев блистал в комедии тридцатых "Музыкальная история", Георг Отс со своим удивительным голосом по новому рассказал историю Мистера Икс. Сам Лучано Паваротти снимается в кино. Уже вышло несколько фильмов с его участием. Киношники любят оперных певцов из-за яркой фактурной внешности и драматического таланта. В кино это выглядит совершенно органично, без всякой "театральщины". А на сцене у меня впереди "Аида", "Мадам Баттерфляй", "Тоска". Если ты чувствуешь, что можешь все это спеть, то должен это сделать.

 

5 принципов на пути к высокой сцене

     Упорство

      - Когда я поступал, у меня был противный скрипучий голос. Как только я начинал петь, меня останавливали: "Зачем вы так кричите? У вас что-то болит?" А потом на концерте классической музыки в консерватории я услышал выступление Лилианы Сергеевны Шеховой. И меня буквально заворожил ее голос. Я подошел к ней, попросил прослушать меня и позаниматься со мной. И - о чудо! - она согласилась, за что я ей безумно благодарен. Работая со мной каждый день, она говорила: "Коля, ни на кого не обращай внимания. Придет время, и люди будут слушать твое пение и плакать!"

     Труд

      - Я считаю ошибкой то, что Магомаев поехал в Италию. В Италии не учат. Там просто зарабатывают деньги. Чтобы попасть к признанному маэстро и выучиться у него, надо стараться. Я все время трудился. Никто не может поверить, насколько это был адский труд. Каждый Божий день с пяти утра до девяти вечера я проводил со своим педагогом, сидя за роялем, беседуя с ней об опере, о концертах... Потом провожал ее до дома, шел домой спать, а утром просыпался, ехал в спортклуб, потом в институт, где занимался до четырех часов, и опять все сначала. Я почти не ходил на дни рождения, не встречался с друзьями, и то, что у меня получилось сейчас, - заслуженно.

     Выбор

      - Хосе Каррерас сказал мне однажды: "Я начинал с классической музыки, а заканчиваю эстрадной. Ты можешь сделать наоборот, тебе это не повредит". Жанр в музыке - вещь довольно условная. Не важно, в каком жанре ты работаешь, главное, как ты это делаешь.

     Вера

      - Перед каждым концертом я иду в храм. Однажды за три дня до выступления в Гнесинской Академии у меня напрочь пропал голос. Я молился и просил Бога помочь мне. Проснулся я в то утро с высоченной температурой. Не знаю, на что я надеялся, но на выступление приплелся, хотя не мог даже говорить. Вышел на сцену, и - к собственному удивлению - запел! Представляете, как только я исполнил свою партию, у меня снова пропал голос. Вот тогда-то я по-настоящему понял значение молитвы.

     Успех

      - Я еще не пришел к тому, к чему стремлюсь. Каждый раз, выходя на сцену Большого театра, испытываю жуткий страх. Меня в 23 года судят уже как состоявшегося певца. Это ошибочно! Я по-настоящему могу состояться лишь лет через десять. А сейчас мне просто улыбнулась удача.

 

     Постскриптум

      - Когда великую певицу Елену Образцову пригласили в "Ла Скала" на стажировку, она ответила: "Я никогда не поеду в "Ла Скала" на стажировку. Я приеду туда звездой!" Через пять лет, она вышла на сцену "Ла Скала" и покорила публику!.. Сейчас меня приглашают выступать в разных странах мира. Но я хочу остаться в России. И не только для того, чтобы доучится. Я хочу здесь жить, петь и здесь добиться успеха... А потом покорить весь мир!

"Академия"

Вернуться к содержанию

      webmaster@www.eliton-rus.ru